Дать рекламу
Регистрация Забыли пароль?
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
+7 499 735-22-71
сегодня: 15 июля 2024 г 10:22

Статьи

17 Май 2024 09:48
Просмотров:

Мы с тобой, Белгород!

Мы с тобой, Белгород!

В Зеленограде открылся склад для приема помощи фронту и мирным жителям общественного объединения «Ребята, мы с вами!».

На старт, внимание… марш!

В редакцию пришел человек. Попросил разместить сообщение о том, что в Зеленограде открыт склад для сбора помощи жителям Белгорода и бойцам СВО.

Для Зеленограда – не великая новость. У нас немало общественных групп, которые на добровольных началах вяжут маскировочные сети и носки, закупают материалы для аптечек и дорогое боевое оборудование, собирают и отправляют тонны посылок на фронт. Но Белгород прозвучал впервые. Группа, которая открыла склад, имеет штаб-квартиру в Белгороде и целую сеть добровольцев практически по всей стране – от Владивостока до Калининграда. Мы решили посмотреть, что это за ребята.

Связались с руководителем московского отделения группы – офицером в отставке (капитан) Борисом Шашковым. Договорились о деталях поездки… Ну и поехали.

Много или мало?

Когда редакция собирала посылку для Белгорода, приносили кто что мог: несколько штук одноразовых шприцев, пару бинтов, пару упаковок салфеток, флакон перекиси водорода… Кто-то, может, и скажет: ну что это за помощь? Так, капля в море…

А всё море и состоит из таких вот капель. Те, кто могут – да, закупают противодроновые ружья и сами дроны, бронежилеты, радиостанции, приборы ночного видения и прочую дорогостоящую технику, грузовиками отправляют средства гигиены и лекарства… но не все же могут себе такое позволить. Зато, как говорится, курочка по зернышку клюет, а сыта бывает. Мы загрузили то, что собрала редакция (а получилось в целом пять не маленьких коробок). Заехали по другому адресу, уже в Истре – забрали четыре маскировочных сети (там, на фронте, их нужны сотни!), окопные свечи. Еще один адрес: тут вещи для детей, в том числе – игрушки, игры… Наш Duster ощутимо осел на задние колеса: багажник и задние сиденья забиты битком. Вот так, по капельке, по зернышку… и уже никто не скажет: мало!

Все для фронта!

Знакомьтесь: Анна Черных – предприниматель: мама владела неплохим бизнесом, но ей стало трудно управляться, и Анна подхватила эстафету. Спрос есть, обороты солидные… Живи и радуйся!

Но буквально в первые дни СВО потряс рассказ о молодой девочке, санинструкторе Яне, которая за один день вытащила с поля боя 70 раненых ребят, а уже на пути в Донецк, сопровождая бойцов, погибла при атаке дрона-камикадзе.

Анна Черных и раньше занималась волонтерской деятельностью, и теперь решение было однозначно: все для фронта! Благо, есть средства… которых вскоре стало уже не хватать. Но остался опыт управляющего крупной фирмой – чего-чего, а деловых качеств Анне Егоровне не занимать. И вот – сначала единицы (поначалу мало кто верил, что можно просто так собрать помощь для фронтовиков), потом – десятки, потом – сотни людей присоединились к движению «Ребята, мы с вами!».

Юридическую организацию создавать не стали. Много волокиты, больше отчетов, чем работы… Просто так – кликнули клич: кто отзовется – те с нами. И сейчас уже их тысячи, среди которых спонсоры, просто так дающие немаленькие деньги на дорогостоящую технику для фронта, и простые группы и люди, которые плетут сети, льют окопные свечи, вяжут носки, собирают простенькие посылки… и все это четко доходит до адресатов. Здесь не забалуешь. Сегодня группа «Ребята, мы с вами!» адресно помогает сорока шести воинским частям!

– Машину только не фотографируйте, – попросила Аня. – Езжу много, а я у них там в «черном списке» под номером 4 значусь. Вычислят – прилетит…


Прокурор «поплыл»

Конечно, такая активная деятельность не может не привлечь внимания фискальных органов. Как же так, без юридического лица, такие огромные суммы, без налогов опять же?

Вот и приехал как-то раз средних лет мужчина, по виду весь прокурор-прокурор… оказалось, и правда. Постоял в сторонке, понаблюдал, потом, не боясь запачкать неплохой костюм, сам взялся за коробки – помогать грузиться очередной солдатской машине. И только потом признался: а я ведь вас проверять приехал… С моей стороны теперь – никаких вопросов.


Позывной «Тетя Наташа»

Два года назад, на Вербное воскресенье 2022 года жительница села Новые Выселки под Белгородом Наталья Горовая была в храме. На праздничную службу пришли двое солдат, молоденькие ребята. После службы подошли, спросили: где здесь можно купить поесть?

В небольшом селе – где тут супермаркеты? Тетя Наташа и сказала – заходите ко мне, накормлю. Одного солдатика отправила к соседке, другого угостила сама.

На другой день постучались в калитку еще двое.

– Можно у вас перекусить?

– Да заходите!

Не голодные ребята, но солдатский паек, хоть и питательный, не особо разнообразный. А тут – и сырнички, и пирожки, и творог, сметана – свои, домашние… Кто же откажется?

– Можно у вас форму постирать?

Ребята с передовой, только что сменились. Как тут откажешь?

А еще через пару дней очередной солдат пришел:

– А можно у вас… ой, да, чуть не забыл. Позывной «Тетя Наташа»?

Вот так и приклеилось – «позывной Тетя Наташа».

Сегодня вдоль линии соприкосновения существует несколько десятков таких вот добровольческих пунктов питания, отдыха, помывки-постирки, которые, чем могут, помогают бойцам. Четыре из них входят в группу «Ребята, мы с вами!». Двор тети Наташи носит имя «Гвардейский привал», даже имеет свой флаг, на котором расписались уже десятки солдат и офицеров многих воинских частей…

А у самой Натальи Юрьевны с того памятного Вербного воскресенья началась совсем другая жизнь. Накормить, обстирать десятки ребят, которые (работает сарафанное радио!) приходят постоянно. В иные дни в ее дворе и в соседних – до 700 бойцов, которые на отсутствие аппетита совсем не жалуются.

И сейчас мы застали ее у здоровенной кастрюли, в которой кипит вкусное варево – на завтра, ребят накормить (голодный солдат – не солдат, говорит Наталья Георгиевна). Три стиральные машинки за это время погибли – ребята же из окопов возвращаются, в песке, в глине… фильтры засоряются, и прощай, техника. Как все это возможно? Но мир не без добрых людей, привозят продукты, бытовую технику, в том числе и стиральные машины.

Вот и мы от редакции «41» привезли сюда мультиварку и электромясорубку. Не знаю, сколько эта техника в таких условиях проживет, но хоть на какое-то время хозяйке станет полегче.

– А «прилёты» к вам бывают?

– Бывают. На прошлой неделе вот дома горели, люди пострадали… Слава Богу, «двухсотых» не было.

И все это – спокойно, как само собой разумеется.

А меня как пыльным мешком по голове. Насколько быстро и прочно этот специфичный термин «двухсотый» вошел в обиходный язык обычных мирных жителей!

– Не тяжело все это? И ради чего?

– У меня сын на фронте, зять уже не вернется… Если я сейчас этих незнакомых мне ребят накормлю, может, и моего сына кто-то так же на другом фронте приютит.

Эта простая женщина с позывным «Тетя Наташа» отдала фронту уже все, что могла. А Борис Шашков говорит: когда все закончится – в Москве ресторан откроем: «Гвардейский привал».

Но возникает вопрос

А что же государство, наше министерство обороны – оно армию не снабжает? Наши воины там – что: босые, голодные, безоружные?

Да не переживайте – все у них есть. Форма, паек, оружие, техника, боеприпасы. Нормально ребята воюют, есть чем. Государство и министерство обороны прекрасно справляются.

Но… гуманитарка все равно необходима. И в огромных количествах. Потому что сильно изменились условия, в которых ведутся боевые действия.

Сейчас строем в столовую или в баню не походишь: мигом вычислит дрон-разведчик – и тут же прилетит с той стороны «подарок», и вовсе не с рождественскими конфетами. Даже мне – никак не военному, – сказали: ничего военного с собой не брать: ни камуфляжа, ни броника, ни каски. Первой целью станешь.

Поэтому никаких общих построений, никаких казарм или общежитий: все это – лакомые кусочки для врага! Вот и живут: кто на передовой – в блиндажах, кто во втором эшелоне – те по квартирам, «в розницу». И столуются, и обстирываются – каждый сам по себе. Если хочешь жить. Боевого товарищества это никак не отменяет, и взаимовыручка остается, но идти строем в баню или столовую – значит идти на верную и глупую смерть.

А расходные материалы? Те же дроны: камикадзе – вообще одноразовые, и то не факт, что один дрон – одно попадание, чаще втуне пропадает. А многоразовым «птичкам» на борту рисуют гвардейский значок… после пятого успешного возвращения с задания. Всего пятого! Враг ведь тоже воевать умеет.

А на «передке» – там ведь полевую кухню не подвезешь, и даже костерок не разведешь, чтобы горячим пообедать. Даже спрятанная в блиндаже «буржуйка» и то ярко светится на тепловизорах. Это же снова приметная цель! Так что на фронте только сухпаек полагается. Погрели на окопной свечке банку тушенки – вот с хлебом и обед. Через неделю на эту тушенку уже смотреть не можешь. Да и подальше от передовой, где с нормальным питанием получше – хочется домашней пищи.

Кстати, об окопных свечах. Сейчас, когда потеплело, функции обогрева блиндажей, которые они выполняли в числе прочих, не так актуальны. Поэтому бойцы просят на летний сезон делать их не из консервных банок, а из картона или плотной бумаги: технология та же, но они легче, не гремят, меньше коптят, не оставляют отходов. Главное – дадут свет и позволят разогреть банку той самой тушенки.

Аптечки, лекарства, носки, средства гигиены, окопные свечи, одеяла, одежда – этого мало никогда не бывает. Не уйдет на фронт – уйдет в госпитали или мирным жителям, потерявшим кров. Но всегда пригодится.

И потом, всего предусмотреть заранее невозможно. Фронт все время в движении. Оставила команда привычный, уже обжитой блиндаж – на новом месте нужно окапываться, значит – снова стройматериалы: не тащить же их с собой, когда на передислокацию отводятся считанные часы! Поэтому снова и снова фронту требуются листы ДСП, доски, килограммы гвоздей и шурупов, болгарки, шуруповерты, бензопилы…

Я заглянул в перечень предметов, которые группа «Ребята, мы с вами!» передает фронту… обалдел, других слов не подобрать.

– Иногда я сама не верю, что мы все это делаем, – сказала Аня Черных. Действительно, если своими глазами не увидеть, трудно в это поверить.

Изобретено волонтерами

Начало СВО давалось непросто – не учли многих факторов. Это не мое личное мнение – это подтверждают многие боевые офицеры, с которыми мне довелось общаться. Один из них с позывным «Добрый» (на самом деле, очень твердый и требовательный человек, почему, видимо, и получил свой позывной) – дончанин, на фронте с 14-го года.

Сейчас тесно налажен контакт с промышленностью. Разработчики оперативно реагируют на запросы военных, быстро дорабатывают технику по нужным параметрам. На линии соприкосновения постоянно работают представители заводов военпрома.

Но победа строится на солдатской смекалке. А теперь еще – и на волонтерской. Например, волонтеры придумали легкую антикумулятивную броню из подручных материалов, которой быстро, в полевых условиях можно обшить практически любую технику, и последствия от попадания от дрона-камикадзе сводятся к минимуму.

А вот еще «Ромашка» – «Добрый» лично испытывал это средство РЭБ на полигоне, и сейчас приехал забрать несколько новых изделий для своего подразделения. Компактный глушитель сигналов для дронов. Ставится на машину: танк, БМП, УАЗ… Работает мощно, поэтому постоянно включенным держать нельзя: экипаж будет, как в микроволновке, да и отследить легко. Так что в комплекте – распознаватель дронов: если есть сигнал, что летит – короткое включение, и «птичка», ослепшая и оглохшая, падает в стороне.

Сначала «Ромашка» была с одной излучающей антенной – с диапазоном частот, на которых летают вражеские БПЛА. С «той стороны» быстро поняли тему и частоты сменили… У последней версии «Ромашки» уже три антенны на разные диапазоны. Эфир перекрыт.

Кстати, «Ромашка» – это позывной той девочки, погибшей при спасении наших ребят…

На полигоне «Добрый» скомандовал оператору:

– Как в бою – бей на поражение!

– А как же, если что…

– Это приказ!

Дал сигнал определитель дронов, активирована портативная система РЭБ… камикадзе бессильно шлепнулся на землю, не долетев до цели полторы сотни метров. Испытание завершено успешно. И сейчас «Ромашка» – одно из самых востребованных изделий у наших бойцов.

И это изобрели и сделали волонтеры!

А что мы, Зеленоград, город электроники? Неужто у нас нет таких изобретений? Или просто режим секретности не позволяет разглашать?


Отец солдата

Был такой фильм. В эти дни я увидел его кадры не на съемочной площадке.

Крепкий мужик в камуфляже бойко распоряжается погрузкой очередной партии гуманитарной помощи… а он сам – не военный, не офицер. Так что же, он гуманитарку себе домой тащит?

Нет. Рассказывают, что был эпизод, когда офицеры, получив очередной груз, просто распродали его. С этими людьми (не-людьми) уже никто дела не имеет. Здесь совсем другой случай. Сын на фронте. И отец так же, как и многие другие, составляет списки вещей, необходимых тому подразделению, в котором воюет его сын. И сам, на своей машине доставляет их на фронт. Всеми правдами и неправдами добиваясь пропуска «за ленточку». Доставляет необходимое не только для своего сына, но и для всех ребят, которые сейчас с ним плечо к плечу.

Вот так и воюют сын и отец: первый – на фронте, второй, как может – в тылу.

Нацисты драпают вторыми

– Иностранные наемники у них – самые ненадежные солдаты, – рассказывали опытные боевые офицеры, приехавшие в Белгород забрать гуманитарку для своих подразделений, – они приезжают бабла срубить, а не погибать. Поэтому всегда первыми оставляют позиции, если чувствуют, что перевес не в их пользу. Вторые – нацисты. У них другой мотив: они знают, что в плен их не берут. Если у кого-то трезубец наколот или свастика – без вопросов: ближайший овраг, и… Поэтому эти твари предпочитают на передовую не лезть, работать в заградотрядах.

Кстати, то, что пишут у нас в прессе про заградотряды – да, в ВСУ они есть, это правда. И в них в основном работают нацисты.

Мобилизованные, особенно по последнему указу – ну, там немало нормальных пацанов. Если воюют, то хотя бы не беспредельщики, а если воевать не хотят, сдаются. Был случай, когда, укрываясь от обстрела, в суматохе боя в одном блиндаже оказались пять бойцов ВСУ, крепких мужиков, из мобилизованных, и один наш солдат, довольно хлипкий паренек… На него наставили автомат и сказали: веди нас к твоим, мы сдаемся! Вот так, под конвоем, наш боец взял в плен пятерых.

Самые крепкие орешки – это регулярные части ВСУ и ССО – силы спецопераций. На счету последней организации – практически все теракты, совершаемые на территории России.

– Это гражданская война, мы воюем сами с собой, – уверены участники СВО. – Один народ, ну, диалект немного отличается, общая история, а главное – общая школа военной подготовки. Разница только в том, что их снабжает Америка и практически вся Европа, а мы можем рассчитывать только на себя.

Вот вам и ответ – зачем нужно помогать фронту.

Прилетает!

Белгород. Мы вышли из кафе, где ужинали в день приезда. Довольно далеко от нас в уже темном вечернем небе вдруг вспыхнул яркий свет, похожий на китайский фонарик.

– Летит что-то, но пока далеко… – сразу же определили местные. – Беспилотник…

Огонек пошел вниз, затем пропал. Никаких звуков до нас не донеслось.

Потом еще один, такой же – и с тем же эффектом.

– Сбили, наверное, а может, перехватили и посадили, – пояснил Борис.

А еще через несколько минут с юга донеслось глухое ворчание, похожее на раскаты грома дальней грозы. Но это была не гроза. Работали системы ПВО.

Под утро, в 04.25 я получил СМС: Внимание! Отбой опасности БПЛА! А в 07.36 другое: Внимание! Город Белгород и Белгородский район. Отбой ракетной опасности.

В ту ночь и на следующий день ни одна ракета на город не упала.

Мы с Борисом подъезжаем к городскому стадиону, около которого от обстрела погибли трехмесячная девочка и ее бабушка. Возле простенького памятника – сотни свечей, игрушек, в которые девочка так и не успела поиграть, цветы… И стена дома напротив – иссечена осколками и сверкает новыми окнами, вставленными вместо выбитых взрывом.

Но на вопросы – как вам живется? – простые местные жители отвечают: да нормально. А узнав, что мы приехали из Москвы, ахают: у вас же там в «Крокусе» такое случилось!

Кто не понял, повторю по словам. ОНИ. НАМ. СОЧУВСТВУЮТ.

И не поверится самим

Так не бывает, скажет кто-то. Так бывает, отвечу я. Вы просто съездите туда, посмотрите этим людям в глаза, которые не лгут… и вы поймете.

Впрочем, не нужно. Просто сделайте что-нибудь небольшое для наших ребят. Для того, чтобы они остались живы. Для сына «позывной Тетя Наташа». Для Ани, которая с 14-го года не знает отпусков, спокойных снов и выходных. И все крупицы той помощи, которую мы можем оказать, в конце концов выльются в те слова Анны Егоровны: я не верю, что это сделали мы сами.

Мы сами не знаем, на что способны. А способны на многое.

Да, кстати, склад для гуманитарной помощи группы «Ребята, мы с вами!» открыт по адресу: ул. конструктора Гуськова, д. 3, стр. 5. Так как люди, заведующие сбором помощи, работают, то просят связываться с ними предварительно, по будням после 16.00 с Аллой – 8 (906) 041-1921, и по выходным в течение всего дня с Еленой – 8 (903) 628-6729 и Аллой.


P.S. Уже когда статья была готова к печати, мы узнали, что Белгород вновь подвергся жестокому обстрелу, снова есть жертвы… Мы с тобой, Белгород!


Иван ЛАЗАРЕВИЧ, фото автора

Издание: Окружная газета Зеленограда «41»

Версия для печати

Комментарии (0):

Чтобы оставлять комментарии, сначала авторизуйтесь или зарегистрируйтесь

Новости по теме